Frostpunk
Search

Frostpunk

Депрессивная стратегия про конец цивилизации от создателей депрессивного квеста про конец цивилизации

Хотя в портфолио польской студии 11 Bit есть несколько красочных и жизнерадостных проектов, широкую известность им принес душераздирающий двухмерный квест This War Of Mine. В этой игре горстка понурых и чумазых людей пытается наладить совместный быт в разрушенном войной городе. Ради того, чтобы протянуть еще один день, приходилось либо рисковать жизнью и лезть под пули бандитов и военных, либо жертвовать остатками человечности – воровать припасы у стариков, вырезать семьи ради пачки антибиотиков и слать к чертям оборванных нищих, слезно скребущихся в дверь убежища.

С выходом Frostpunk стало окончательно ясно: безнадега и отчаяние – часть фирменного стиля 11 Bit. Жанр и масштабы выросли – теперь это градостроительная стратегия, но вызываемые игрой эмоции – все те же. Frostpunk заставляет хвататься за голову, обливаться холодным потом и регулярно проверяет на прочность моральные установки игрока.

На дворе – 1887-й год. Вернее, никакого «двора» уже нет: из-за неизвестного катаклизма планета начала стремительно замерзать и оставшиеся в живых горожане (в данном случае – жители Лондона) мигрировали на север. В субарктических условиях можно было надеяться на выживание хоть какой-то флоры и фауны, приспособленной к холодному климату. От цивилизации к тому времени уже мало что осталось – только отдельные экспедиции смельчаков, упорно идущих сквозь лед к исполинским угольным домнам, которые каким-то чудом удалось заранее установить в заснеженных долинах. Теперь они стали тем источником тепла, вокруг которого удалось построить, возможно, последний город на Земле.

Кажется, тема отчаяния – вообще характерная черта восточноевропейских авторов. Это у нас придумали S.T.A.L.K.E.R. и «Метро 2033», да и «Ведьмак» – не самая жизнерадостная серия

Человечество имеет все шансы закончить свою историю так же, как она и начиналась – у костра, в лютом холоде нового Ледникового периода. Однако кое-какие достижения технического и социального прогресса позволяют не терять надежду – во всяком случае, не сразу. Люди уже не жалкое племя, но гордые подданные британской короны, на момент катастрофы – одной из самых могущественных империй мира. Поэтому даже в последнем городе Земли проглядывают черты строгого викторианского быта. Горожане дисциплинированно отправляются на работу по фабричному гудку, мэр издает законы, ученые исследуют новые способы выживания в снегах. Поисковые отряды ходят в экспедиции за пределы долины – где-то там должны быть другие города-домны и другие выжившие… наверное.

Надо признать, что если бы не сеттинг – Frostpunk была бы довольно обычной экономической стратегией. В ее механике нет ничего такого, чего бы мы не видели раньше. Всем жителям нужно тепло, еда и медицинское обслуживание. Мэр назначает приоритетные направления работ, а уж дальше горожане обеспечивают себя сами: уголь добывают сначала в лежащих на поверхности кучах, а затем – в шахтах. Аналогичным образом сбор валежника заменяют добычей торфа, а сбор металлолома – плавильными заводами. Необходимые достижения прогресса обеспечивают инженеры: придумывают более продвинутые инструменты для охотников, улучшают работу основного генератора и улучшают системы обогрева зданий и так далее – вплоть до гигантских шагающих роботов, которые будут выполнять за людей черновую работу… если последние доживут, конечно. Тут начинаются интересные нюансы.

Находки скаутов отображаются текстовыми сводками, которые позволяют узнать пролить свет на причины катаклизма

Условия жизни на севере постоянно ухудшаются. Ресурсов не хватает, холод все усиливается – и буквально любая ошибка мэра грозит катастрофой. Стало на 10 градусов холоднее – надо бросать больше угля в домну. Из-за этого шахтерам придется потрудиться сверхурочно, а значит – люди начнут роптать. Но главное – от холода и перегрузок они станут болеть, медпункты не смогут вместить всех захворавших, а кому-то придется отрезать отмороженные ноги. А если холодно станет в самих медпунктах – они (а заодно и полевые кухни) просто не смогут продолжить работу, так что придется думать о дополнительном отоплении, а значит – добывать больше угля… И все по новой.

Разумеется, это только частный случай – в реальности набор проблем гораздо разнообразнее, и поэтому мэру приходится корректировать жизнь города на законодательном уровне. Вначале мы решаем только вопросы выживания. Например, стоит ли гнать детей на работы или лучше держать их в приюте, чтобы потом отдать в подмастерья врачам и инженерам? Ампутировать конечности обмороженным или пытаться спасти их до последнего (рискуя получить в итоге забитые медпункты)? Добавлять ли в еду опилки, чтобы накормить больше голодных и заодно порядком их разозлить?

Как вариант, можно завести в городе гладиаторскую арену, бордель и разрешить варить самогон. Впрочем, порядка от этого не прибавится

Недовольство и надежда на будущее – два важных параметра, между которыми надо соблюдать относительный паритет, иначе до финала игры можно не дожить. Практически любое решение оборачивается болезненным компромиссом, и бытовые дилеммы – еще цветочки. На исходе первой четверти кампании выясняется нечто ужасное (обойдемся без спойлеров), и от этой вести горожане впадают в отчаяние. Среди них появляется секта раскольников, призывающих уйти обратно в сторону бывшего Лондона, и для поддержания морали мэру приходится придумывать высшую цель. На выбор – духовное возрождение или сплоченность и дисциплина. Оба пути предлагают собственный набор чертовски эффективных способов поднятия духа населения, но в итоге оба ведут в антиутопию, каждый – в свою.

К концу основной кампании вы наверняка примете столько ужасающих решений, что происходящий вокруг ад покажется вполне заслуженным. Лично я ради выживания города пошел на многое. Я отгонял жителей от вязанок с дровами. Пропустил мимо ушей стенания женщины, рыдающей над непогребенным трупом мужа: все трупы мы пустили на органы и удобрения, так было нужно. Руками полицейских устроил показательную расправу над группой пораженцев – дюжина убитых, десятки покалеченных. Заставлял рабочих вкалывать до потери пульса. Многие, кстати, так и умерли на производстве: работа в угольной шахте в шестидесятиградусный мороз – так себе условия для труда.

Создать идеальные условия для выживания не удастся даже в теории: самые продвинутые здания и технологии требуют редкого ресурса, количество которого строго ограничено

Во Frostpunk чувствуешь себя то беспомощным чиновником, то стиснувшим зубы хранителем последнего рубежа цивилизации – кем-то вроде дозорного с Ледяной стены из книг Джорджа Мартина. Путь даже к самому оптимистичному варианту концовки выложен трупами – но тем ценнее жизнь каждого выжившего. Хотя эту часть разработчики почему-то не докрутили до нужного уровня. Поначалу еще интересно следить за отдельными деталями (тем более что они довольно тщательно прорисованы): как рабочие бредут сквозь сугробы за углем и хворостом, как с факелами уходят в ночь охотники и как жители палаточного лагеря пытаются отогреться у костра. Но уже к середине игры город чадит десятками труб, улицы сплетаются в плотный клубок, а события развиваются с невероятной быстротой – строчки о смертях и обморожениях и цифры голодающих еще успеваешь считать с экрана, но какой-то реакции они не вызывают. В этом и состоит отличие от This War of Mine: в какой-то момент трагический выбор почти перестает вызывать эмоции – возможно от осознания масштаба. Здесь приходится выбирать не между своей жизнью и чужой, но между сиюминутной человечностью и будущим самого человечества.

Второй обидный момент заключается в том, что кампания заканчивается за несколько часов и не факт, что вам понравится проходить игру сначала – разве что ради того, чтобы принять диаметрально противоположные решения и увидеть, что будет. Сюжет, несмотря на кажущееся богатство выбора, структурирован довольно жестко, поэтому на второй раз уже почти досконально знаешь, когда грянет буря и какие ужасы ждут разведчиков. К счастью, помимо основной кампании в меню есть еще два сценария с другими условиями и оптимистичная неактивная кнопка «Скоро…».

Но даже одного прохождения достаточно, чтобы игра оправдала потраченные деньги. Это продуманная и в то же время очень эмоциональная стратегия, которая держит в колоссальном напряжении с первых кадров до последней строчки титров. Градостроительные симуляторы – не самый плодовитый жанр в наше время, а Frostpunk стала как минимум самой пронзительной игрой за всю его историю.